Сохранить веру в справедливость
Работаем, Брат!
20 августа 2019, 14:41

Сохранить веру в справедливость

В закладки
В закладках
Одной из главных проблем современного мира остается противодействие терроризму, экстремизму, где бы ни жил человек, будь то Ближний Восток или отдаленный от него российский регион СКФО, куда в начале 90-х проникла страшная болезнь, с которой пришлось бороться в большей степени наитием, поскольку никто в те роковые 90-е и предположить не мог, что она примет характер опасной хронической патологии, усиливающей последствия радикальными мерами, усугубляющими общее состояние.

Так какой же ныне должна быть идеологема противодействия? И может ли она вообще претендовать на идеальную формулу борьбы с терроризмом, экстремизмом? Об этом спорят общественники, специалисты, политологи, выстраивая, как им кажется, единственно верную траекторию противодействия, рассчитанную на всех и каждого. Но если попытаться разобраться в многоаспектной проблеме, то универсальные практики как раз и дают если и не полный ответ, то явно свидетельствующий о том, какие механизмы наиболее реальны, действенны в борьбе за молодое поколение. Свой взгляд на это проблему высказывает замминистра по делам молодежи республики, член экспертного совета АТК республики Сиражуддин Галимов.

— Сиражуддин, интересен ваш взгляд, нет, не замминистра, не чиновника, а молодого человека на сложную проблематику такого явления, как терроризм и экстремизм.

— Я прежде всего государственный человек, поэтому вопросы противодействия терроризму, экстремизму для меня являются принципиально важными, поскольку от того, насколько эффективно мы сумеем противостоять этим смертоносным явлениям, зависит в том числе и будущее Дагестана. Как вы знаете, вопросы молодежной политики у нас в приоритете. И не только потому, что молодежный ресурс — стратегический, но и потому, что именно молодежь определяет вектор направленности развития общества, его приоритеты. Она выступает и главной мишенью пропагандистских вызовов, эмиссаров экстремистских течений, проповедников радикальных религиозных групп, и поэтому вопросы противодействия должны рассматриваться как фактор укрепления общественной стабильности, как средство защиты интересов России.

Формула ясная, четкая, понятная. Другое дело, что механизмы работы в этом направлении требуют постоянного обновления, поскольку приходится иметь дело с мощной, бесконечно финансируемой пропагандистской машиной, изобретающей сотни новых установок по обработке сознания, зомбируя молодежь современными медиасредствами, находя убедительные тезисы, подкрепленные социальными проблемами, невозможностью реализации, трудоустройства. Согласитесь, при всей примитивности и лозунговости подобных речевок тем не менее они оказываются самыми мощными по воздействию, срабатывают настолько четко, что молодое поколение оказывается в ряду тех, кто активно пополняет «спящие ячейки», опасность которых заключается в определенной «невидимости» рекрутантов, рядящихся в стандартные, ничем не отличимые одежды, вполне законопослушные, с виду обычные рядовые молодые люди, может, и обособленные, но не вызывающие вопросов у правоохранительных органов, общественных организаций.

Это тот порочный круг, который незаметно, но последовательно расширяя поле деятельности, наполняется словно сосуд со смертоносным огнем. Что в этом случае необходимо сделать? И как наше министерство строит свою работу с молодежью? Это не только грантовая деятельность, но и возможность участвовать и влиять на общественно-политические процессы в республике, создавать те самые социальные лифты, что помогут каждому молодому дагестанцу реализовать не только образовательные проекты, но и проявить лидерские качества, что и должно стать основанием для участия в тех же кадровых конкурсах резерва управленческих кадров республики. Тут таится множество возможностей, и мы готовы протянуть руку и помочь тем, кто видит себя в будущем Дагестана, кто мыслит по государственному и готов реализовать свои амбициозные планы.

— Что, по-вашему, должно стать определяющим в молодежной политике будущего? Ведь картина событий меняется столь стремительно, что многое необходимо предусмотреть, чтобы предупредить возможные негативные проявления в молодежной среде.

— Понимаете, многие вещи я воспринимаю сквозь призму в том числе и своего воспитания в семье, где, на мой взгляд, и должны закладываться основы дагестанского воспитания, уважения к старшим, традиционным ценностям, касается ли это любви к родному очагу, а значит и к дому, в котором ты живешь, или образования, которое изначально должно ставить перед тобой не только образовательные, но и функции развития тебя как части полезного для общества человека и гражданина. И это не высокие слова, а тот самый необходимый минимум, которым должен обладать любой человек, чем бы он ни занимался в этой жизни. В свое время я закончил Московскую академию госслужбы Правительства Москвы, учусь на юридическом факультете ДГУНХ и мечтаю о том времени, когда проблемы терроризма и экстремизма уйдут в прошлое. Слишком много накопилось работы для дагестанской молодежи, голова которой должна быть забита не идеологической мешаниной запрещенных в нашей стране религиозных радикальных организаций, а желанием изменить свою и жизнь своих сверстников к лучшему.

Главное, чтобы исчезло бескомпромиссное разделение между своими и чужими в молодежной среде на религиозной основе. Важно, чтобы в муниципалитетах эффективно работали комиссии АТК и молодые люди были на виду, то есть чтобы они могли бы рассматриваться не только как кадровый резерв, но и та сила, что потянет за собой развитие АПК, успешную проектную деятельность в этой сфере. Повторюсь, когда у молодого человека голова занята делом, ему некогда отвлекаться на ненужные идеологические штампы западных, ближневосточных проповедников. Как мне кажется, Минкомсвязи республики, которое является оператором программы по противодействию терроризма, экстремизма, существующая профильная госпрограмма — это и есть комплексной план федеральных и республиканских структур, на основании которого сформирована новая госпрограмма под жестким контролем НАК, республиканским АТК, в том числе экспертного совета, который не просто мониторит, но и дает экспертную оценку, являющуюся индикатором для органов исполнительной власти. Хочу напомнить, что итог реализации годового плана в рамках госпрограммы должен рассматриваться по 35 индикаторам, что немаловажно с точки зрения дальнейшей работы. Это и научно-методическая работа, что изучает и выдает результаты выхлопа деятельности госорганов.

Да, к сожалению, молодежные протестные настроения существуют. Но другое дело, что власть должна минимизировать их и выходить на диалог. Принуждение к миру – сегодня мера не просто необходимая, а это требование времени, жесткого, бескомпромиссного. Пока гремит оружие, законы молчат, сказал Цицерон, и нам важно вернуть молодежь в правовое поле, чтобы сделать следующий шаг. И так, ступенька за ступенькой преодолевать тот опасный порог, за которым оказалось молодое поколение.

Да, есть определенное недоверие к власти, в большей степени, как я уже говорил, муниципальной, которая, казалось бы, находится ближе к народу. Тем не менее молодежь сегодня не ждет отдачи, рассчитывая на собственные силы. Предприимчивая, целеустремленная, она пытается делать себя самодостаточной, успешной, несмотря на общую экономически нестабильную ситуацию.

Нельзя забывать и о том, что мы остаемся молодежной республикой, хотя, конечно же, существуют в том числе образовательные перекосы, когда наши вузы выпускают сплошных экономистов – юристов, которые потом жалуются на свою профнеустроенность. Интересно сегодня развивается неформальное образование, узкоспециальное. Это не технологичное образование, а, с точки зрения требований современного общества, менеджмент — деловой, туристический, информационный.

— Что сегодня должно стать противовесом в борьбе с международным терроризмом, экстремизмом?

— Ислам должен быть тем традиционным светочем добра, справедливости и чистоты веры, миролюбивой религией, уважающей иную веру, не приемлющей насилия, но никак не реакционным, не экстремистским, не противоправным. И если это помогает существовать достойно, то в чем проблема? Но это и один из механизмов ортодоксального ислама, превращенного ближневосточными, западными идеологами в джихад, партию войны. Вот с этим мы и должны бороться, с тем негативным внешним, внутренним подражанием, что ничего не приносит, кроме беды, в наш дом.

Хотелось бы сказать о применяемых в практике республиканского Министерства молодежи направлениях, которые делятся на информационное, образовательное, просветительское. Информационное – создание медиаконтента, роликов по противодействию терроризму, экстремизму, фильмов, рассказывающих о вредоносности идей джихада, террора, экстремизма. Второе – работа с вузовской молодежью. Мы уходим от назидательности, стараемся не говорить о социальных проблемах, а говорим о тех условиях, в которых молодежь может реализовать себя. И это, как правило, общение ровесников, когда говоришь на равных, не осторожничаешь, высказывая свою точку зрения, в том числе на вопросы религиозного характера. Третье — просветительская деятельность: вопросы культуры, традиционного воспитания, сохранения дагестанских устоев.

Я убежден, что мы живем в составе сильной России. И это должно понимать молодое поколение, для которого истины традиционной страны должны оставаться неизменными. Я озвучил лишь несколько направлений работы. В повседневной же практике наше министерство работает по множеству тематик, определяющих молодежную политику в республике.

Автор: Айшат Тажудинова

dagpravda.ru